Телевизор (А. И. Кузьминов)

Работы много. Я практически не отрываюсь от компьютера. Но настроение хорошее, даже приподнятое. В кармане лежит только что полученная премия. Есть что и на что тратить. Я мысленно составляю список покупок, что придает мне азарт вдохновения и приятного волнения.

В дверь раздался робкий стук. Через некоторое время робкий стук повторился. Это отвлекло меня от материальных фантазий, но в тоже время удивило. Из-за специфики работы в нашем отделе дверь практически не закрывается, а если она и бывает закрытой, то её открывают без знаков вежливости.

И вдруг робкий, негромкий, можно сказать, вежливый стук.

— Войдите, — сказал я. А сам всё своё внимание направил на дверь: что за вежливое чудо появится в дверях.

Появилась кудрявая тёмная голова и симпатичное лицо молодого человека.

— Здрасте, — промолвила курчавая голова, и посетитель, видя, что я с вниманием уставился на него, настойчиво стал проталкиваться в помещение.

— Меня мамка послала, — с волнением заговорил юноша, — она говорит: иди на железнодорожное предприятие, там все хорошо зарабатывают, продай телевизор на лекарства. Телевизор хороший, импортный, цветной. Только вот вилка разбита, но это я поправлю. Мамка говорит: продай подешевле, чтобы быстрей купили, нужны срочно лекарства. Всего за одну тысячу рублей, — на одном дыхании выпалил он.

К этому времени он стоял уже у моего стола.

Его речь отложила в моих мозгах ключевые слова: импортный телевизор, дёшево, мамка больная, разбитая вилка. Вместо того, чтобы послать это вежливое чудо из кабинета, я стал его расспрашивать:

— И что за телевизор, как он называется?

— Да импортный. Я выговорить не могу. Там есть наше слово: старт.

— «Голдстар»? — спросил я.

— Вот-вот, именно так.

Хороший телевизор, подумал я. У меня такой дома. Премия в кармане.

Взять для дачи?

— За шестьсот отдашь? — спросил я и удивился своей, можно сказать, наглой предприимчивости. Человек и без того ради здоровья матери по бросовой цене продаёт телевизор, а я ещё торгуюсь! Мне стало как-то неуютно. Но это не смутило молодого человека:

— Я уговорю мамку, отдаст, — уверенно ответила курчавая голова, — срочно лекарства нужны.

— Ну, неси, показывай, проверим твой телевизор в работе, — сказал я.

— Он дома, давайте съездим. Это рядом, в общежитии. Телевизор хороший, только вилка отсутствует… Поломана, но поправлю, будьте уверены…

Курчавая голова начала повторяться, и, чтобы не слушать дальше, я прервал его и смело сказал:

— Едем.

Мы подъехали к общежитию, вошли в фойе.

— Вы подождите, — вежливо сказал мо­лодой человек, — я мигом вынесу телевизор. Тут и проверим, — кивком указал он на общественный телевизор, как бы подчёркивая наличие антенны и розетки.

— Но только я прошу, — здесь он потупился, замялся, — дайте задаток, рублей триста, чтобы мамка поверила, разрешила взять телевизор, я мигом. Если не понравится телевизор, я ваши деньги верну, — вежливо завершила свою речь кудрявая голова.

Я вынул свою премию, отсчитал триста рублей.

Молодой человек пошёл по коридору, я смотрел ему вслед. Он дошёл до конца длинного коридора, остановился у двери, посмотрел в мою сторону, открыл её и переступил порог.

Мимо меня сновали люди — жильцы семейного общежития, в основном молодёжь. Молодые мамы ухитрялись в одной руке держать ребёнка, другой по ступенькам спускать коляски. Никто на меня не обращал внимания.

Я уставился на витрину с газетой «Гудок». Я читал короткие статейки, но, в основном, был сосредоточен на коридоре и двери, в которую вошла курчавая голова.

Я спешил. Ведь покупку совершал в рабочее время и потому поглядывал на часы. Прошло минут пятнадцать, я ещё краем глаз читал газету. Когда минуло полчаса, решил поторопить молодого человека. Я пошёл по коридору.

Дошёл до последней двери, за которой скрылся молодой человек. Дверь была ну просто позорной. Простая филёнка, покрашена зелёной краской неприятного цвета, местами вытертая. Низ двери был вовсе грязный, видимо, от пинков ногами.

Постучал. Тишина. Постучал громче. Вновь тишина. Нажал на дверь, она легко отворилась. То, что я увидел, меня потрясло!

Это была не квартира, куда скрылся молодой человек, — это был чёрный ход из общежития!

Я понял, что курчавая голова — это не жалкий юноша, заботящийся о больной маме, а современный Остап Бендер, который с моими деньгами вышел через чёрный, запасный выход, и был таков!

Мне показалось, что в моём раскалённом сознании сверкнули россыпи огня электросварки. Нет, я не потерял сознание, я просто был до крайности зол. Меня «обули»! Меня, кадрового железнодорожника, владеющего навыками работы на компьютере, меня, делающего сложнейшие тарифные денежные расчёты работы железнодорожных вагонов!

И дело не в трёхстах рублях, а в самой сути вымогательства денег.

Я клюнул на наживку, и курчавая юная голова так лихо меня подсекла. Так мне и надо!

Я пошёл со двора общежития к фасадной части, сел в машину и поехал на работу. Поймал себя на мысли, что еду медленно, оглядываясь по сторонам с желанием увидеть обидчика и превратить его курчавую голову в полированное пианино.

Время шло к концу рабочего дня.

В расстроенных чувствах я решил: была не была: поменяю маршрут, поеду не на работу, а домой. По нынешним временам это было рискованное решение. Но я рискнул. Мне надо было как-то отвлечься, сбросить с себя неприятное чувство — чувство поражения. Лучше это сделать не на работе, а в домашней обстановке.

Когда у меня плохое настроение, я обычно включаю телевизор, смотрю любую программу, любую передачу. Это мне помогает.

Но сейчас я на телевизор и смотреть не мог. Меня от него тошнило. Я даже не зашёл в зал, где находится домашний телевизор «Голдстар» корейского производства, а сразу направился в спальную комнату, оборудованную широкой тахтой. Меня не покидало чувство поражения, было дурно! Мне было противно являться завтра на рабочее место, делать тарифные расчёты по использованию железнодорожных вагонов в огромных суммах и чувствовать своё поражение перед юношей, который так лихо меня провёл, применив опыт Остапа Бендера.

У меня появилось желание завтра не идти на работу. Но как? К тому же завтра пятница, короткий рабочий день. Для всех отделов этот день — хороший. Но для нашего отдела он коварный. Мы давно заметили, что именно в этот день, как правило, в конце короткого рабочего дня появляются задания, требования, решения, которые надо исполнить именно к концу рабочего дня. И, как правило, самый короткий день превращался в самый длинный!

Не идти на работу, но как?

Чтобы отвлечься от идиотского настроения, я взял первый попавшийся под руку томик.

Им оказался иронический детектив Дарьи Донцовой «Бенефис мартовской кошки». На первой же странице натолкнулся на дельный совет, который давала автор великолепных детективов. Я понял: это судьба! Дарья Донцова даёт мне реальный шанс увильнуть завтра, в пятницу, от работы и отвлечься на всю катушку от свершившейся шулерской истории. Короче говоря, я решил этим советом воспользоваться завтра, в пятницу.

После случившегося со «сделкой» ночь спал плохо! По причине одного и того же сна. Снился мне молодой человек с курчавой головой, который корчил свою рожу, крутил у виска пальцами и всё спрашивал: «Ну как, хороший телевизор?» Утром я впервые не пошёл на работу.

По совету автора детектива утром я стал действовать точно по её инструкции.

Когда прошло минут 30­40 рабочего времени, я зажал двумя пальцами нос и с домашнего телефона в трубку, гнусавя, пояснил шефу нашего отдела:

— Мне что­то нездоровится, наверное, грипп… Задержусь, надо в аптеку.

Результат был ошеломляющий, такой же, как указанный на первой странице детектива «Бенефис мартовской кошки»:

— С этой заразой лучше иди к врачу, а не в отдел. Лечись! — та­кое дал напутствие руководитель моего отдела.

Это было именно то, что мне надо! Я «лечился» на тахте с ироническим детективом Дарьи Донцовой в руках. Честно скажу: иногда безделье — это настоящий кайф!

Этот рабочий день и последующие выходные дни я провёл в откровенном безделье, погрузившись в хитросплетения детективных романов Дарьи Донцовой. О работе ни разу не подумал. Вычеркнул из своего сознания и злополучную «сделку» с телевизором.

В понедельник, после трёхдневного отдыха, я пришёл на работу и, как рекомендовала звезда детективов, доложил своему начальнику отдела, что я здоров, нашёл чудо-лекарство, которое мою хворь за короткий срок, как рукой, сняло.

Но о том, как местный Остап Бендер заработал на мне триста рублей, я умолчал. Пусть это останется тайной уже моего иронического детектива. Так закончилась моя история с покупкой телевизора.

Автор: Анатолий Иванович Кузьминов.

Текст из его книги "Дорожный роман" (2007 г.)

Июнь 2005 г.

Комментарии

Про хитреца.

Аватар пользователя Людмила Остапчук

Поучительный рассказ. Думаю, не у него одного, в жизни была подобная ситуация. Анатолий Иванович, к тому же, и сам был любителем пошутить. Когда-то, на полном серьёзе, он сказал, что умеет стоять на одной руке, вниз головой. Мне захотелось это увидеть и увидела... О-л-л-е! А.И. наклонился, положил ладонь на пол и наступил на неё двумя ногами...