Спортивный кураж (А. И. Кузьминов)

Я иду с баскетбольным мячом в самый центр спортзала, в центр круга, внутри которого красуется эмблема нашего спортивного клуба «Локомотив». Иду спокойно, вернее, делаю вид, что я спокойный. На самом деле от волнения весь дрожу. Глупая ситуация. Зачем я залихватски брякнул парням команды соперников, что они не смогут ногой, по-футбольному, попасть мячом в баскетбольный щит, а я, мол, с первой попытки могу послать баскетбольный мяч по-футбольному прямо в корзину! Чёрт меня дёрнул проявить это дерзкое хвастовство!

Но спор произошёл. По всем правилам, на виду у всех баскетбольных парней. И своих, и соперников. Просто я куражился. Но, чтобы не отступать, пришлось идти на спор. Думал, у соперника нервы сдадут. Увы, не сдали. Да и я не стал пятиться назад, хотя по гороскопу я Рак. Вот и пришлось идти на спор. Даже приз оговорили. Чемодан пирожков на команду! Спорил, заведомо зная, что это блеф! Разве что подурачиться.

Теперь моя хвастливая глупость выходит боком.

Вот я и иду в центр баскетбольной площадки, чтобы оттуда забросить мяч в баскетбольное кольцо. Но не руками, а ногой. Забить ногой с середины баскетбольной площадки прямо в баскетбольную корзину... Ну не глупость ли?

Я медленно устанавливаю баскетбольный мяч в самом центре площадки. Поднимаю голову, выпрямляюсь, оглядываю зал. Вижу, что зал затихает. Новость о «поединке», как круги на воде, достигла каждого присутствующего.

Я вновь нагибаюсь, поправляю мяч. Кураж не проходит, я просто «играю шута» на зрителя. Но зритель понимает это по-своему. Он ждёт чуда! Он не видел никогда, как забивают ногами мяч в баскетбольную корзину. Я уверен, что у них уже накапливается адреналин, который они готовы выплеснуть наружу. Но он не знает, что я просто валяю дурака.

Зал затих. Такое бывает только в цирке, когда на огромной высоте артист цирка готовится сделать головокружительный номер, сопряжённый с риском для жизни. И зритель ждёт этого номера, затаив дыхание.

Я тоже вроде циркача, только зрителям спортзала не понять, что я просто решил покуражиться. Правда, я не рискую ничем, разве что чемоданом пирожков для своей команды.

От поставленного мяча я делаю то ли пять, то ли десять уверенных шагов, как бы профессионально отмеряя расстояние. Поворачиваюсь. Зал замер в полной тишине. Ждут чуда. От этой тишины у меня где-то в области желудка появился холодок. Это плохо. Надо не терять самообладания. Да, зал ждёт чуда, которого не будет.

Я ни разу не бил с центра баскетбольной площадки ногой, чтобы попасть мячом в баскетбольный щит, а о баскетбольной корзине даже мыслей не было. Да, я играю в баскетбол, и, говорят, неплохо. В этой игре я чувствую весь процесс от приёма мяча до прохода под кольцо соперника. В броске мяча я даже кончики пальцев подключаю, чтобы добиться цели: ими подправляю мяч, чтобы попасть точно в баскетбольную корзину. Но совместить футбольный удар и попадание в баскетбольную корзину ещё никто не брался, а я, дурень, ради куража сам завёлся и партнеров завёл.

Этот спор позором мне закончится! Но надо держаться. Куражиться — так куражиться. Я забавляюсь.

Холодок в области желудка пропал. Это хорошо! Я держу улыбку с хитринкой, в ней уверенность и смелость.

Я нагнулся, упёрся руками в колени и стал внимательно мысленно проводить линию от мяча к корзине баскетбольного щита. Стоп. Мяч стоит несколько неверно. Сантиметров на десять надо передвинуть вправо. Этот мысленный манёвр был оправданным. Это уже не кураж: мяч действительно надо подвинуть. Я спокойной походкой, улыбаясь, иду к мячу, а сам думаю: «Ну, подвину, и что? Что от этого изменится? Провал неминуем». Подвинул. Опять уверенными шагами отсчитываю то ли пять, то ли десять шагов. Повернулся. Мяч стоит классно!

Чувствую, как с правой стороны зала кучка хорошеньких девчат изучают каждый сантиметр моего тела. А чего его изучать? Всего лишь сто семьдесят четыре сантиметра роста, правда, я чернявый, с голубыми глазами! А ноги? Стыдно самому на них смотреть. Как будто все свои двадцать лет не слезал с лошади.

Да, я с Кубани! Но на лошадь садился один раз, с которой через пару минут кульбитом летел вниз и плашмя приземлялся. Лучше не вспоминать этот случай. А они, эти «фифи», смотрят, изучают рядового парня, и им невдомёк, что я над ними просто дурачусь, создаю видимость игрока-профессионала.

Господи, что я творю! Слева — мои оппоненты и глава их команды, с которым я заключил пари на чемодан пирожков. В принципе, отличные ребята, только вот поддались моему куражу. Я краем глаза уловил, что они меня не осуждают, просто ждут светопреставления. Они напряжены. Я уверен, они переживают за меня, они желают успеха. Только не дождутся. «Кино» скоро закончится.

Что делать? Бросить и идти за пирожками? Успею! Хоть бы по щиту попасть.

И вдруг во мне внутри, как эхо, раздалось: «По щиту, по щиту, по щиту». Это мысль, подумал я. Кто по-футбольному с первой попытки попадёт мячом в баскетбольный щит с центра площадки?

Можно, но не с первого раза. Мне надо попасть по щиту — это реабилитация. Ну, не попал в корзину, а по щиту попал, с одной-единственной попытки. Это уже успех!

Так... Каким должен быть разбег? Какова сила удара? Как бить? Носком или щиколоткой? Больше вопросов, чем ответов. Смотрю на мяч, затем на щит. На мяч, на щит. Но вижу я только злополучную корзину с капроновой сеточкой, с красным ободом кольца. Я даже ощущаю шорох этой сеточки, когда «сквозняком» через неё проходит баскетбольный мяч.

Я вновь нагнулся. Упёрся руками в колени. Почему я уставился в эту корзину с сеточкой? Почему? Почему я не вижу спасительного щита?

Я перевожу взгляд на мяч. Он оранжевого цвета, весь в пупырышках, как огурец. От этой мысли я даже почувствовал запах огурцов. На мяче полоски, они, как бороздки, вмялись в «огуречное» поле пупырышек. Одна полоска проходит по мячу в сантиметрах пяти от пола. Мои глаза концентрируются то на корзине, то на мяче, то на этой бороздке в мяче. Я как будто оглох в замершем от ожидания зале, я как будто ослеп, не видя ничего, кроме корзины, мяча и этой бороздки в мяче.

По моему затылку пробежали какие-то мурашки, голова чем-то наполнялась, виски застучали, струйка пота пробилась из моего тела в области шеи и поползла по позвоночнику. Я почувствовал, как спортивная майка становится сырой и тяжёлой.

Я стал чувствовать иное состояние моего тела. Совсем иное! Оно отличается от того состояния, когда веселишься, дурачишься. Я почувствовал, как моё тело наполнялось какой-то энергией. Как будто я становился шире, выше, сильнее.

Господи! Что со мной? Ноздри расширяются, я начал дышать глубже и чаще, зубы сдавлены до предела. Слышу даже их скрежет. Я начинаю звереть!

В доли секунды на память пришёл Вольф Мессинг. Я его видел по телевизору. Он показывал свои психологические опыты. От него спрятали авторучку в шикарной причёске одной дамы. Ему надо было эту авторучку найти в огромном, заполненном зрителями зале. Мессинг, держа за запястье руку мужчины, который прятал эту авторучку, вдруг стал преображаться. Стал взъерошенным, лицо приобрело зверский вид, даже слюна и пена появились на его губах, и он, буквально рыча, ринулся по залу, не отпуская запястье мужчины. И нашёл даму с авторучкой в копне волос.

Нечто подобное я стал ощущать на себе. Я, в полном смысле этого слова, стал звереть. Перемену в моём облике заметили и в зале. Прошёл волной общий вздох, отчего у меня ещё быстрее забегали по голове мурашки, учащённее забились виски, ручейки пота полились по щекам, а сердце застучало, как баскетбольный мяч при быстром дриблинге.

Я всем своим организмом почувствовал жажду удара по мячу. Мой взгляд, как целеуказатель лазерного прицела, ловил корзину, мяч, полоску на мяче. Появилось нетерпимое желание сделать рывок к мячу, попасть носком правой ноги в полоску на мяче и отправить, — нет, не в баскетбольный щит, а именно в корзину.

Я сделал пару вдохов и выдохов и вдруг почувствовал, как мой мозг автоматически, как компьютер, стал просчитывать скорость моего движения, силу удара, расстояние до баскетбольной корзины, траекторию полёта мяча. Я, как голодный хищник, готовился к прыжку за спасительной добычей.

Вот я выпрямился, взревел во весь голос, отчего, как мне показалось, зрители втянули свои головы в плечи. Я непроизвольно принял стартовую позу, как это делают спортсмены-бегуны на длинные дистанции, сделал толчок и двинулся на мяч.

Вдруг от первого толчка, от первого движения я почувствовал необыкновенную лёгкость. Я не бежал, а порхал при каждом толчке ног. Мои глаза постоянно фиксировали, как при ускоренном показе слайдов, три точки: полоску на мяче, весь мяч и корзину на баскетбольном щите.

Я у мяча! Мне надо бить. Бить именно в полоску мяча, в ту самую, которая среди «огуречных» пупырышек. Мой мозг не переставал контролировать мои движения, подсказывая замах правой ноги и силу удара. Я нанёс удар, несильный, а этакий лёгкий, носочком, в точно намеченную бороздку среди пупырышек.

Мяч взлетел.

В том, что мяч летит точно в направлении баскетбольного щита, я уже был уверен на сто процентов. Но достигнет ли мяч щита, попадёт ли он в кольцо?

И тут меня покинула неведомая энергия, мой мозг отключился от сумасшедшего напряжения. Я рухнул на пол. И только услышал рёв зала, как будто моё зверское состояние перешло к ним, присутствующим в зале. Единственное, что я успел подумать, что мяч, видимо, не долетел до кольца. Проиграл, подумал я и погрузился в прохладную, но приятную темноту.

Я пришёл в себя от терпкого и неприятного запаха. Это был нашатырь. Надо мной стояла медсестра спортивного зала, приговаривая:

— Ну, миленький, очнись, тебя весь зал просит, очнись!

И я очнулся, пришёл в себя. Весь зал аплодировал стоя. Все смотрели на меня, но позорного свиста не было. Это уже хорошо, подумал я! Что дальше? Мне стало ясно: попал, но во что? В щит, в корзину?

Меня обступали плотным кольцом, не переставая аплодировать. И вдруг я взлетел! Это было возвышенное, приятное чувство. Я вновь взлетел, но не приземлился, а вновь взлетел! Это бросали меня ввысь десятки рук: баскетбольных товарищей, зрителей и даже кучка хорошеньких девушек!

На высоте полёта развевался флаг с эмблемой нашего спортивного клуба «Локомотив»! На душе было невообразимое торжество!

С высоты я увидел открытый чемодан, наполненный пирожками.

Ура! Я попал! Я попал! Попал футбольным ударом по баскетбольному мячу в кольцо с капроновой сеткой! Я почувствовал, услышал сквозь рёв зала лёгкий, нежный шелест баскетбольной «авоськи». Шелест, который знаком каждому баскетболисту от начинающего до маститого спортсмена!

Я выиграл спор, я победил!

Ну, надо же, подумал я, так, куражась, можно и в книгу Гиннесса попасть!

Автор: Анатолий Иванович Кузьминов. Текст из его книги "Дорожный роман" (2007 г.)

Сентябрь 2005 г.